Михаил Миронов :: художественная черно-белая фотография :: Блог :: Ладожские шхеры

 

 

Галереи:

Gulf of Finland 2009

Karelia, the lake Ladoga skerries 2008 - 2009

Caucasus 2008

Miscellaneous locations 2008


Ладожские шхеры, Команда «У» и «Небесный Тихоход»

Ладожские шхеры, это уникальный природный ландшафт южной Карелии, находящийся, по нашему обыкновению, под угрозой исчезновения.
Шхеры представляют собой цепь скалистых островов обрамляющих изрезанную фьодами береговую линию в северо-западной части Ладожского озера.
Группа энтузиастов, экологов, да и просто людей, которым не безразлична судьба этого края на протяжении многих лет бьются над созданием здесь нацио-нального парка. Уже и сайт есть и группа активистов, и решение о создании уже принимали. Только воз и ныне там. Масса проблем появляется на пути к созданию парка. Тут и необходимость согласования границ аж в двух субъектах федерации, и создание кадастра, вынесение границ (а денег нет, все украли), а что делать с местными, где взять персонал для работы в парке (действительно где), организация инфраструктуры. Об истинной причине столь длительных проволочек, конечно не слово из официальных источников. Нам ни кто не скажет, что аппетиты олигархов охочих до гранита, прочих промышленников стоят превыше сохранения природы родной страны. Таковы государственные приоритеты современной эпохи.
Вот и остаются Ладожские шхеры беззащитными перед натиском капитала с одно стороны и дикого туризма с другой.
Что может сделать турист с каменными островами?
На самом деле Ладожские шхеры весьма ранимы. Эти острова представляют собой скальные выходы гранита на которых века собрали частички плодородного слоя из мхов, травы, мелких кустарников. А потом птицы занесли сюда сосны. Так и стоят они обросшие мхами и лишайниками гранитные исполины.
Вот только брошенный окурок, не залитый костер, может выжечь весь остров. Мох очень горюч. Вспыхивает, как бензин.

Для того чтобы успеть посмотреть и заснять все это и отправилась команда «У» в июне 2009 года в путешествие по Ладожским шхерам на маленькой лодочке, взятой на прокат в одной из береговых турфирм. Командой «У» я назвал нашу компанию, состоящую из меня и Михаила. Ну, а «небесным тихоходом» была наша «Пеллочка» с легким, в две лошадиных силы моторчиком, который мы прозвали пейзажным. Это за его легкий вес, экономичность, и тихий ход, позволяющий со скоростью равной скорости пешехода плыть вдоль берега в поисках пейзажа.
Багаж было решено разместить на носу лодки, туда же был помещен запас топлива, провизия. Наверх этой кучи были закреплены кофры с фотоаппаратурой и штативы. Пассажирский отсек мы оставили для себя. Впоследствии эта компоновка была признана удачной и более не пересматривалась.
Разложив на берегу свой походный стул, откупорив бутылочку беленькой, мы выпили «с прибытием», «за погоду», «на дорожку», закусив наспех по походному, так положено иначе пути не будет, мы отплыли…

Туманы Ладожских шхер

Сегодня хочется рассказать про ладожские туманы.
В первый раз мы увидели его вечером, стоя на луде размером десять на десять метров. Не успели мы расставить камеры для съемки, как ближайшие остров и луды прямо на наших глазах стали таять в непроглядном тумане. Казалось, что он просто наступает на нас. Сделав пару кадров «с туманом» мы поспешили удалиться с беззащитной луды. Ветер и не поднимался, просто вместе с мелкой рябью стали прибегать волну побольше, потом еще побольше, а потом и возникло желание ощутить твердую почву под своими ногами. Едва успев юркнуть на нашей лодочке «Пелла-Фьорд» в первый попавшийся залив, мы закрепили ее покрепче и поспешили на берег. Еще полчаса тому назад тихое озеро теперь бушевало метровыми волнами, разбивавшимися о берег мириадами брызг, и казалось, что монолитные «бараньи лбы» содрогаются под ударами волн. Брызнул мелкий дождь.
В следующий раз туман повстречался нам на следующий день в Путссарском проливе Ладожских шхер. Нечто темное неслось над водой поперек пролива, отгораживая нам выход в озеро. Мы не рискнули идти навстречу этому таинственному «нечто». Находясь под впечатлением от вчерашней моментальной смене погоды, которая за считанные минуты вспенила зеркальную гладь озера, было решено проявить осмотрительность и не лезть на рожон.
Спустя пару дней, после утренней съемки мы остановились на одном из живописных островков, чтобы позавтракать и обсудить дальнейшие планы. Стоянка была так устроена, что отгораживала лагерь от открытой воды и ветра каменным валом. Расправившись с традиционной утренней овсянкой, мы вышли на берег и с удивлением обнаружили, что мы вновь во власти тумана. На этот раз туман был другой. Наш третий туман был промозглым. Пока шли сборы на это не обращалось внимание, но когда суета затихла холод, нет, вернее сказать озноб, словно миллионами иголок прошил насквозь ветрозащитный Полартек и глубоко засел внутри меня. Надетая поверх, вторая флисовая курточка стала преградой холоду не более чем на пять минут. Пришлось закутался в водонепроницаемую штормовку. Подбоченившись на своих скамейках в нашей Пеллочке мы продолжили свой путь.
В тот момент мы еще не знали, что в Ладожских шхерах бывает еще один туман. Быть может самый безобидный из всех, но от того не менее не приятный.
В этот раз туман выполз из-за нашего острова и медленно подступал к нашему лагерю серой непроглядной массой.
Ночь была относительно теплая. Теплыми для нас были такие ночи, когда спальник можно не застегивать. Проснувшись по обыкновению рано, я обнаружил, что все вокруг, буквально, плавает в воде. А сам лагерь, примостившийся в этот раз на едва заметном уступчике, окутан сизой дымкой. Вытряхивая воду из мисок, отряхивая все и вся от крупных, размером со смородинную ягоду, капель конденсата, мы добрались до пакетов с запасами пищи и стали готовить завтрак, быстро без помпезности, на газовой горелке. Стоит ли говорить о том, что палатки отправились в свои чехлы мокрыми, как после проливного дождя. Просушиться в этот раз не получилось.

Марат Степанов

Фотографии Ладожских шхер, фотографии Карелии

 

главная галерея информация покупка камера лаборатория контакты о себе карта сайта

©2008-2010 Michael Mironov / Михаил Миронов